петербургская школа эпистемологии


петербургская школа эпистемологии
        ПЕТЕРБУРГСКАЯ (ЛЕНИНГРАДСКАЯ) ШКОЛА ЭПИСТЕМОЛОГИИ. — Эпистемологические исследования (гносеология, методология, философия науки) в Санкт-Петербурге (Ленинграде) имеют давнюю традицию, сложившуюся еще в 19 в. и связанную с именами Н.Г. Дебольского (одного из учредителей Петербургского философского общества), М.И. Карийского, В. В. Лесевича, А.И. Введенского, Н.О. Лосского, И.И. Лапшина и др. После Октябрьской революции, в 1920—1940-х, ленинградские философы-марксисты мало занимались проблемами гносеологии и методологии научного познания. Интерес к ним возродился лишь в послевоенное время. Специфика развивавшегося ленинградскими философами подхода к этим проблемам была обусловлена тем, что он формировался под влиянием исследований работавших в ЛГУ ученых-психологов Г. Ананьева, Н. Мясищева, Л.М. Веккера, логиков И.Н. Бродского, О.Ф. Серебрянникова, взгляды которых на мышление и язык были исходными идеями эпистемологических обобщений. Вместе с тем гносеологи работали в тесном контакте с ленинградской философской «онтологической школой», представители которой во главе с В.И. Свидерским видели в онтологии, существующей наряду и во взаимосвязи с гносеологией, одну из важнейших отраслей философского знания. Это отличало ленинградских философов от господствовавшей в официальной марксистской доктрине позиции «не надо трех слов»: диалектика, логика и теория познания — одно и то же (Б.М. Кедров, П.В. Копнин, Э.В. Ильенков и др.). Отсюда — выдвижение на передний план гносеологической и методологической проблематики вопросов, связанных с мышлением и языком как в повседневном, так и в научном познании, и стремление согласовывать гносеологические концепции познания с онтологическими представлениями о бытии.
        В этом контексте вопросы теории познания и методологии начали обсуждаться с конца 1950-х на проходивших в Ленинградском университете философских семинарах. В них активно участвовали ученые разных специальностей, в том числе ректор ЛГУ известный математик АД. Александров. Методологический интерес был сосредоточен на философских вопросах математики и естествознания (физики, химии, биологии), а также на проблемах языка, сознания и психики. Тщательному разбору подвергались понятия теории информации, кибернетики, теории систем и семиотики, обладавшие по тем временам новизной. Семинарские встречи стимулировали научные поиски целого ряда ленинградских философов. Особое значение приобрело творчество Л.О. Резникова (1905—1970) и В. А. Штоффа (1915—1984). Благодаря их работам уже тогда определились сквозные проблемно-тематические направления теоретико-познавательных и логико-методологических исследований. Монографии Л.О. Резникова «Понятие и слово» (1958) и «Гносеологические вопросы семиотики» (1964) были в числе первых отечественных публикаций в русле «лингвистического поворота» в мировой философии 20 в. и сыграли большую роль в возбуждении интереса советских философов к малоизученной семиотической теме. Среди многочисленных публикаций В.А. Штоффа особой известностью доныне пользуются «Роль моделей в познании» (1963), «Моделирование и философия» (1964), «Проблемы методологии научного познания» (1976). Много лет В. А. Штофф являлся научным лидером ленинградской эпистемологической школы.
        В 1962 г. вышла в свет монография В. П. Бранского «Философское значение проблемы наглядности в современной физике», в которой разработка гносеолого-методолошческой концепции научного познания была связана с предложенной автором оригинальной онтологической теорией («онтологический негеоцентризм»). Затем в 1960-х появились работы М.В. и A.M. Мостепаненко о методологических проблемах физики, о научной картине мира, ГА. Подкорытова — о логике научного мышления, А.С. Кармина — о методологической функции философских категорий и математических моделей в научном познании.
        В 70-х гг. 20 в. в Ленинградском университете работал республиканский семинар по проблемам теории познания и методологии науки под руководством Л.О. Резникова, а после его смерти — М.С. Козловой. В работе семинара принимали активное участие различные вузы и научные учреждение страны. Укрепились творческие связи с московскими философами, а также с учеными других, как ближайших, так и отдаленных регионов. За годы работы семинара обсуждались доклады таких известных философов, как В. А. Лекторский, О. Г. Дробницкий, B. C. Стёпин, Н.А. Мотрошилова, М.К. Мамардашвили, В.П. Бранского и многих других. Семинар объединил всех, кто вел систематические исследования по эпистемологии, логике и философии науки, включая не только философов, но и их коллег по гуманитарному и естественнонаучному знанию. Он превратился в эффективный способ междисциплинарного и философского общения (см.: «Вопросы философии». 1973. № 9). Развитию эпистемологических исследований в Ленинграде в немалой мере способствовала также работа учрежденного Минвузом РСФСР в 1972 п р и Ленинградском университете республиканского Проблемного совета по материалистической диалектике, руководителем которого был В.И. Свидерский. Вопросы теории познания и методологии науки обсуждались как на заседаниях Совета, так и на страницах выпускавшегося им ежегодно в течение полутора десятилетий периодического издания «Проблемы диалектики» под ред. В.В. Ильина и др.
        С 1970-х гг. проблемно-тематический диапазон эпистемологических исследований ленинградских философов радикально расширяется, а их публикации приобретают широкую известность. Появляются новые работы В.П. Бранского по методологии научного исследования, разрабатываются вопросы логики научного мышления (И.Н. Бродский, О.Ф. Серебрянников, Я.А. Слинин, Э.Ф. Караваев), проблемы научного творчества и творческой интуиции (А.С. Кармин), философские вопросы естествознания (В. И. Свидерский, В. Г. Иванов, А.С. Мамзин), медицины (В.П. Петленко, А.А. Корольков), теории информации (Д. А. Гущин), методологические проблемы социальных наук (И.С. Кон, М.С. Каган, В. А. Ядов, А.Г. Здравомыслов, И.А. Голосенко). С публикациями, посвященными детерминации научного познания, его методам и ценностным аспектам, а также методологическому анализу философского и научного знания, выступает начавшая свою научную деятельность в Ленинграде Л.А. Микешина. Выходит в свет целый ряд ленинградских сборников и коллективных трудов, освещающих эпистемологическую проблематику, в том числе обобщающая коллективная монография «Диалектика познания» (ред. А.С. Кармин). В 1980-х в Ленинграде под его руководством работает междисциплинарный семинар по проблемам творчества, в котором с участием философов и ученых различных специальностей и из разных городов страны обсуждаются методологические и гносеологические аспекты творческой деятельности.
        На 1980-е приходится период наибольшей активности эпистемологических исследований в Ленинграде. В это время публикуются монографии М.С. Козловой «Философия и язык» (1982), В. В. Лапицкого «Структура и функции субъекта познания» (1983), В. А. Карпунина «Формальное и интуитивное в математическом познании» (1983), Б.В. Маркова «Проблемы обоснования и проверяемости теоретического знания» (1984), С.С. Гусева «Наука и метафора» (1984), Б.Я. Пукшанского «Обыденное знание: Опыт философского осмысления» (1987), Г.Л. Тульчинского «Проблема осмысления действительности» (1986), Ю.Н. Солонина «Наука как предмет философского анализа» (1988), Б.И. Липского «Практическая природа истины» (1988). В 1990-х — начале 2000 в свет выходят книги Ю.М. Шилкова «Гносеологические основы мыслительной деятельности» (1992), Ю. В. Перова «Историчность и историческая реальность» (2000), С.С. Гусева «Смысл возможного: Коннотационная семантика» (2002). Во всех этих работах так или иначе ставятся и решаются кардинальные вопросы эпистемологии.
        На сегодняшнем этапе развития Петербургской (Ленинградской) эпистемологической школы ведущими исследовательскими центрами стали кафедра онтологии и теории познания, а также кафедра философии науки и техники философского факультета СПбГУ За последнее время возрос интерес к эпистемологическим проблемам на психологическом факультете университета (В.М. Аллахвердов, В.А. Аверин, А.И. Юрьев и др.), что привело к обсуждению их на совместных заседаниях. Важнейшее место в исследовательской работе петербургских эпистемологов занимает проблема рациональности. Под эгидой кафедры онтологии и теории познания СПбГУ развиваются несколько творческих направлений, в русле которых работают Ю.М. Шилков, С.С. Гусев, Б.И. Липский, Г.Л. Тульчинский и др.: рациональность и повседневная жизнь, рациональность и дисциплинарный образ науки, рациональность и перцептивное познание, рациональность и вымысел, рациональность и современная культура. Активно ведется разработка логики и методологии научного познания (Э.Ф. Караваев, В.П. Котенко, А.Э. Назиров, Б.Я. Пукшанский и др.). Одним из перспективных направлений в последние годы стало развитие синергетического подхода к проблемам философского и социального познания (труды В.П. Бранского, М.С. Кагана, В.В. Васильковой и др.). Работает семинар по социальной синергетике (руководитель В.П. Бранский),
        основанный в СПбГУ по инициативе декана философского факультета Ю.Н. Солонина.
        А.С. Кармин, ЮМ. Шилков

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». . 2009.

Смотреть что такое "петербургская школа эпистемологии" в других словарях:

  • ленинградская школа эпистемологии —         ПЕТЕРБУРГСКАЯ (ЛЕНИНГРАДСКАЯ) ШКОЛА ЭПИСТЕМОЛОГИИ. Эпистемологические исследования (гносеология, методология, философия науки) в Санкт Петербурге (Ленинграде) имеют давнюю традицию, сложившуюся еще в 19 в. и связанную с именами Н.Г.… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.